Городок в табакерке
Нажмите для просмотра

Городок в табакерке

0
(0 голосов)12345

Диафильм, 37 кадров Код для вставки:

217 просмотров Код для liveinternet.ru:

Папенька поставил на стол табакерку. — Поди-ка сюда, Миша, посмотри.
—Что это за городок? — спросил Миша.
— Это городок Динь-динь, — ответил папенька и тронул пружинку.
Вдруг, невидимо где, заиграла музыка. Откуда — Миша не мог понять. Он ходил к дверям, к часам, к этажерке, смотрел и под стол…
Наконец Миша уверился, что музыка играет в табакерке. Он подошел и видит: из-за деревьев солнышко выходит, небо и городок все светлее и светлее; окошки горят ярким огнем, и от башенок будто сияние.
Вот солнышко перешло через небо на другую сторону, все ниже и ниже, и за пригорком совсем скрылось. Городок потемнел, ставни закрылись, и башенки померкли, только ненадолго.
Затеплилась звездочка, вот другая, вот и месяц рогатый выглянул из-за деревьев, и в городке стало опять светлее, окошки засеребрились, и от башенок потянулись синеватые лучи.
—Папенька! Папенька! Нельзя ли войти в этот городок?
— Мудрено, мой друг. Этот городок тебе не по росту.
— Ничего, папенька, я такой маленький. А мне так бы хотелось узнать,
что там делается… Кто там живет?
— Там живут колокольчики.
Папенька поднял крышку на табакерке, и Миша увидел колокольчики, молоточки, валик, колеса…
Удивился Миша:
— Зачем эти колокольчики? Зачем молоточки? Валик с крючками? — спрашивая он у папеньки.
— Не скажу, — отвечал папенька.— Сам посмотри попристальнее да подумай: авось и отгадаешь. Только этой пружинки не трогай, иначе все изломается.
Миша остался над табакеркой. Он сидел и думал: отчего звенят колокольчики? Музыка играет все тише и тише, как будто что-то цепляется за каждую нотку, как будто отталкивает один звук от другого…
Вдруг внизу табакерки отворилась дверца, выбежал мальчик с золотою головкою и в стальной юбочке и поманил и себе Мишу.
Миша побежал к дверце и с чрезвычайным удивлением заметил, что она ему пришлась точь-в-точь по росту.
— Динь, динь, динь, — сказал незнакомец. — Я мальчик-колокольчик, житель этого городка. Сделайте честь и нам пожаловать.
Миша учтиво поклонился. Мальчик-колокольчик взял его за руку, и они пошли. Над ними были своды — первый, второй, третий… всё меньше и меньше, так что казалось, в последний едва могла пройти головка провожатого.
Однако с каждым шагом своды как будто поднимались, и наши мальчики свободно проходили. А те своды, под которыми они прошли, казались маленькими.
Миша был очень удивлен.
— Отчего это?
— Издали всегда так кажется: вдали все маленькое, а подойдешь — большое.
— Да, это правда, — отвечал Миша. — Вот почему мне не удалось папеньку с маменькой нарисовать. Маменька мне говорила, что папеньку надобно маленьким рисовать, раз он на другом конце комнаты сидит, а маменька возле меня.
Еще одни дверцы отворились, и Миша очутился на улице. Что за улица! Что за городок! Мостовая вымощена перламутром; по небу ходит золотое солнышко. Домики стальные, крытые разноцветными раковинками, и под каждою крышкою сидит мальчик-колокольчик, и много их, много, и все мал мала меньше.
— Теперь уж меня не обмануть, — сказал Миша. — Это так только кажется издали, а колокольчики-то все одинаковые.
— А вот и неправда, — отвечал провожатый, — колокольчики не одинаковые. Если бы мы все были одинаковые, то и звенели бы в один голос. А у нас кто побольше, у того и голос потолще.
Между тем их окружили мальчики-колокольчики. — Весело вы живете, ничего не делаете; у вас ни уроков, ни учителей, да еще музыка целый день, — сказал Миша.
— Нет, Миша, плохое у нас житье! — закричали колокольчики, — Мы бы уроков не побоялись. Вся беда в том, что у нас нет ни книжек, ни картинок, ни папеньки, ни маменьки: целый день играй да играй, а ведь это, Миша, очень скучно. Да сверх того, у нас есть дядьки-молоточки. То и дело ходят по городу да нас постукивают.
И в самом деле, Миша увидел, что на улице ходят какие-то господа на тоненьких ножках, с предлинными носами и шипят между собою:
— Тук, тук, тук! Поднимай, задевай.
То по одному, то по другому колокольчику беспрестанно стучат.
Мише жалко стало. Подошел к этим господам, вежливо поклонился и спросил: зачем они колотят бедных мальчиков?
Молоточки ему в ответ: — Прочь ступай, не мешай! Там в палате и в халате надзиратель Валик лежит и стучать нам велит. Все ворочается, прицепляется.
Миша смотрит — и в самом деле Валик лежит на диване, с боку на бок переворачивается, а по халату у него шпильки, крючочки, видимо-невидимо. Он молоток крючком зацепит, опустит, а молоток по колокольчику и стукнет.
Только Миша подошел, как надзиратель закричал:
— Кто здесь ходит? Кто мне спать не дает?
— Это я, Миша. Мне жаль бедных мальчиков-колокольчиков. По вашему приказанию дядьки их беспрестанно стукают.
— Мне что за дело? Не я здесь наибольший. Я надзиратель добрый, на диване лежу и ни за кем не слежу.
Пошел Миша далее и видит — золотой шатер с жемчужной бахромой, наверху золотой флюгер вертится, а под шатром лежит царевна-пружинка и, как змейка, то свернется, то развернется, беспрестанно надзирателя под бок толкает.
— Сударыня царевна, — удивился Миша, — зачем вы надзирателя под бок толкаете?
— Глупый, неразумный мальчик! — отвечала царевна. — Кабы
я валик не толкала, валик бы не вертелся, за молоточки бы не цеплялся, молоточки бы не стучали, колокольчики бы не звенели и музыки бы не было.
Мише хотелось узнать, правду ли говорит царевна. Наклонился он над пружинкой и прижал ее пальчиком. В одно мгновение пружинка о силой развилась, валик сильно завертелся, молоточки быстро застучали, колокольчики заиграли дребедень, и вдруг пружинка лопнула.
Все умолкло. Валик остановился, молоточки попадали, колокольчики свернулись в стороны, солнышко повисло, домики изломались.
Вспомнил Миша, что папенька не приказывал ему трогать пружинки, испугался и… проснулся.
Смотрит: та же папенькина комната, та же табакерка; возле него сидят папенька и маменька и смеются.
— Где же мальчик-колокольчик? Где дядька — молоточек? Где царевна-пружинка? — спрашивал Миша. — Так это был сон?
— Да, Миша, тебя музыка убаюкала. Расскажи-ка нам, что тебе приснилось.
Миша рассказал свой сон.
— Ну, теперь я вижу, — сказал папенька, — что ты в самом деле почти понял, отчего музыка в табакерке играет; но ты еще лучше поймешь, когда будешь учиться механике.

Жанр: Детские.

© Украинская студия хроникально-документальных фильмов, 1989.