К неведомым берегам (Диафильм второй)
Нажмите для просмотра

К неведомым берегам (Диафильм второй)

0
(0 голосов)12345

Диафильм, 36 кадров Код для вставки:

252 просмотра Код для liveinternet.ru:

Для нового путешествия по морю на этот раз на Камчатке решили построить два корабля. На двух плавать надежнее. Если разобьется один из них, другой придет на помощь.
4 июля 1741 года два корабля отплыли от берегов Камчатки. «Святым Петром» командовал сам Беринг, «Святым Павлом» — его друг и помощник лейтенант Алексей Чириков.
Много дней плыли корабли. Погода вначале благоприятствовала, а потом стала портиться. Густой туман окутал корабли. Паруса потемнели от сырости. А когда однажды утром туман рассеялся, сколько ни смотрел Беринг, второго корабля он нигде не увидел. «Святой Павел» как бы растворился в тумане.
Вот уже и шестая неделя прошла с тех пор, как Беринг покинул Камчатку. Уже питьевая вода на исходе, а все нет Америки, вокруг один океан. Командор даже начал сомневаться: «Да будет ли хоть какая-нибудь земля-то?»
— Что скажет штурман? — спрашивает Беринг.
— Полагаю, господин командор, что земля уже близко. Я обратил внимание: птицы утром направляются нам навстречу, а вечером летят обратно. Они возвращаются на сушу.
На «Святом Петре» с нетерпением ждали встречи с землей. Маленький Лоренц с рассветом карабкался на мачту: не покажется ли хоть какой-нибудь островочек?
И вот однажды дозорный матрос закричал: — Земля! Земля! Вижу землю!.. — И я тоже вижу землю! — крикнул Лоренц. Еще немного, и все увидели громадную гору. Она была покрыта снегом и казалась розовой в лучах восходящего солнца.
Чем ближе подходил корабль, тем выше поднимались заснеженные пики гор. Теперь они ослепительно сверкали на солнце. Это был еще никому из европейцев не ведомый западный берег Северной Америки.
Беринг молча разглядывал берег в зрительную трубу. Потом сложил ее и сказал:
— Итак, путь в Америку мы открыли. Теперь самое главное — поскорее вернуться назад. У нас остался один корабль. Если мы не вернемся на Камчатку, никто не узнает, что мы видели Америку.
Тут Георг Стеллер страшно рассердился и стал требовать поскорее высадить его на американский берег.
— Я — ученый! Я должен все увидеть, исследовать, описать. Когда вернусь в Петербург, надо мною будут смеяться ученые. «Стеллер, — скажут они, — даже ногой не ступил на берег Америки!»
Он так шумел, что вокруг него и Беринга собралась толпа, — Спустить маленькую шлюпку и дать Стеллеру матроса для охраны! — распорядился наконец Беринг. — И если вы, Стеллер, не вернетесь через десять часов, корабль не станет вас дожидаться.
Стеллер вернулся перед самым отплытием корабля. Камзол его был в глине, полосы взъерошены.
— Берег населен, — радостно крикнул он Берингу. — Я видел людей. Увидев меня, они разбежались. Но я взял брошенные ими огниво, деревянную плошку, веревку из коры и несколько стрел.
Беринг не напрасно спешил в обратный путь. Приближалась осень — время дождей и ветров, время бурь и туманов. Сейчас ему было важно только одно: вернуться на Камчатку, рассказать об открытии, послать в Петербург карту с американским берегом, который он отыскал.
Погода быстро портилась. Похолодало. По небу понеслись тучи. Они спускались все ниже и ниже и клубились над самыми мачтами. Волны стали злобно ударять о борта корабля. В снастях засвистел ветер.
По лесенкам-вантам полезли матросы — убирать паруса. Загудело все от ветра, заплескалось, загрохотало. Налетела буря.
Ни Беринг, ни его друзья, опытные моряки, такой сильной бури прежде не видывали. Нижние паруса, которые так и не успели убрать, лопнули, и обрывки их унесло в темноту. Управлять кораблем стало опасно. Его несло ветром неведомо куда.
Беринг же совсем расхворался. Он приказал привязать себя к койке, чтобы не упасть на пол. На случай гибели корабля Иван Иванович давно уже распорядился приготовить большой просмоленный бочонок. Теперь, казалось, было самое время упрятать туда все карты и записи.
Но всему на свете приходит конец. Кончилась и эта страшная буря. Рано утром, 4 ноября, со «Святого Петра» заметили землю. Издали она была похожа на Камчатку. Когда же корабль подошел ближе, путешественники засомневались. Больно низкие были горы. И все-таки это была земля, и к ней решили пристать.
Бросили якорь, канат не выдержал, и корабль потащило на прибрежные скалы. Бросили второй — и этот остался на дне. И вдруг громадная волна приподняла корабль и перетащила его через камни.
Корабль оказался в ловушке, но люди были спасены. Обратно «Святой Петр» уже не перенесла бы никакая сила. Зато он стоял на спокойной воде и берег был совсем близко.
Стеллер и маленький Лоренц отправились вдоль прибоя — обследовать берег. В небольшой бухте ученый заметил странных морских животных. Толстые, с гладкой шкурой, они сопели и высовывали из воды головы.
— Ой-ой-ой! — закричал Лоренц. — Они жуют водоросли. Как коровы! — Науке сии существа неведомы, — сказал Стеллер. — Ты говоришь, коровы? Будь по сему! Назовем их морскими коровами.
— Камчатка ли это? — спросил Беринг Стеллера, когда тот вошел к нему в каюту.
— Это остров, необитаемый остров, — отвечал Стеллер. — Среди камней живет множество песцов, и я заметил, что они подбегали без всякого страха, и некоторые даже пытались грызть мои сапоги. А ведь испуганные звери встречаются там, где нет человека.
А что же корабль Чирикова, который потерялся в тумане? Чириков тоже искал Беринга, а потом повернул свой парусник на восток. Плаванье его до Америки было спокойно. Он даже увидел Америку на один день раньше Беринга.
И он увидел тот самый остров, возле которого потерпел крушение «Святой Петр». «Святой Павел» подошел к острову с другой стороны, и с корабля не заметили людей Беринга. Корабль Чирикова с острова также не был замечен.
А на острове поспешно рыли землянки, Зима была близко. Уже выпал первый снег.
В одну из землянок перенесли больного Беринга. Матросы и офицеры очень жалели Беринга, но помочь командору было невозможно. Слишком много сил потратил он на путешествие, которое затянулось на многие годы.
В полусне и забытьи проводил Беринг последние дни своей жизни. Маленький Лоренц неотлучно находился возле постели командора. С мальчиком Беринг был всегда особенно добр и ласков.
В декабре, когда над островом уже лютовали снежные вьюги и трещали морозы, перестало биться командорское сердце. Оно навечно осталось на острове, названном в честь Беринга его именем. Пролив между Чукоткой и Аляской тоже назвали Беринговым. И море — Беринговым. Острова, где разбился корабль — Командорскими
На этом рассказ можно бы и закончить, но как же люди, которые после смерти командора остались на острове? Весной 1742 года они разобрали полуразрушенный корабль «Святой Петр» и начали строить новое судно.
Получилась большая лодка — парусный бот. Его назвали тоже «Святой Петр». Все люди поместились в нем, хотя и в страшной тесноте. Впрочем, плыть им было недалеко.
Через несколько дней, когда путешественники прибыли на Камчатку, Стеллер отыскал Чирикова и передал ему заветный сундучок Беринга, где командор хранил свои карты, записи и письма к жене.
Чириков передал старинный сундучок жене Беринга. Потом сундучок перешел к сыну, а от него — к внуку. Спустя много лет следы сундучка затерялись. Но где-то он хранится, этот сундучок с секретным замочком. И может быть, все еще, если кто откроет крышку, слышится нехитрая мелодия старинной песенки:
Ах, любезный, жду в печали
Твой корабль из дальних стран:
Динь-динь-дон…

Жанр: Для среднего школьного возраста, Познавательные.

© Украинская студия хроникально-документальных фильмов, 1988.