Малахитовая шкатулка
Нажмите для просмотра

Малахитовая шкатулка

0
(0 голосов)12345

Диафильм, 54 кадра Код для вставки:

776 просмотров Код для liveinternet.ru:

Павел Петрович Бажов (1879-1950), написавший книгу сказов «Малахитовая шкатулка», родился и вырос на Урале, в семье горно-заводского мастера. С детства он полюбил «тайные сказы» — устные предания уральских рабочих. Став писателем, он бережно, с большой любовью использовал эти предания в своих книгах.
…У Настасьи, степановой-то вдовы, шкатулка малахитовая осталась. Со всяким женским прибором. Кольца там, серьги… Сама Хозяйка Медной горы одарила Степана этой шкатулкой.
По Степану шибко убивалась его дочка Танюшка. Мать и придумала дать ей ту шкатулку малахитову — пущай де позабавится. Танюшка и занялась разбирать шкатулку. И вот диво — что ни примерит, всё по ней!
На всю округу пошла слава о чудесной шкатулке. Большие им деньги за неё давали, да не продавали они отцово подаренье.
Однажды приходит к ним женщина. На спине котомочка холщовая, в руке черёмуховый бадожок, вроде как странница. Просится у Настасьи: «Нельзя ли, хозяюшка, у тебя денек-другой отдохнуть?»
— Места не жалко. Не пролежишь, поди, и с собой не унесёшь. Только вот кусок-то у нас сиротский. Утром — лучок с кваском, вечером квасок с лучком, вся и перемена.
Женщина котомочку расстегнула. — «Иди-ко, дитятко, погляди на моё рукоделье. Коли поглянется, так и тебя выучу…» — Вот эта женщина и занялась Танюшку учить.
Танюшка до того вверилась этой женщине, что сказала ей про шкатулку. Достала шкатулку, показывает, а женщина говорит: «Надень-ка на себя — виднее будет».
Танюшка стала надевать, а та, знай, похваливает. Подошла поближе, да и давай пальцем в камешки тыкать. Который заденет — тот и загорится по-другому.
Стала женщина тихонько гладить Танюшку по волосам, по спине: «Встань-ко, доченька, пряменько. Как заставлю тебя повернуться, смотри, на меня не оглядывайся. Вперёд гляди, примечай, что будет. Ну, поворачивайся!»
Повернулась Танюшка-перед ней помещение, какого она отродясь не видывала. Потолки высоченные на столбах из чистого малахиту. Стены тоже в рост человека малахитом выложены, а по верхнему карнизу малахитовый узор пошёл.
Народу в том помещенье полно. По-господски одеты, и все в золоте да заслугах. У кого спереду навешано, у кого сзади нашито, а у кого и со всех сторон. Видать, самое высшее начальство.
Прямо перед Танюшкой стоит красавица. Волосы как ночь а глаза зелёные. И вся-то она изукрашена дорогими каменьями, а платье на ней из зелёного бархату с переливом.
В ряд с зеленоглазой какой-то белобрысенький. Глаза враскос, уши пенёчками, как есть заяц. А одежда на нём — уму помраченье. Сразу видать, заводчик это. Лопочет тот заяц зеленоглазой-то, а она хоть бы бровью повела, будто его вовсе нет.
Танюшка глядит на эту барыню и только тут заметила: «Ведь каменья-то на ней тятины!»
И ничего не стало. А женщина посмеивается. – «Не доглядела, доченька! Не тужи, по времени доглядишь.» — «Где это такое помещенье?» — спрашивает Танюшка. – «А это царский дворец. Та самая палата, что здешним малахитом изукрашена. Твой покойный отец его добывал».
В тот же день женщина собираться в дорогу стала. Поклонилась низенько Настасье, достала пуговку махонькую, стеклянную, подала её Танюшке и говорит: «Прими-ко, доченька, от меня памятку. Как трудный случай подойдёт, погляди на эту пуговку. Тут тебе ответ и будет».
С той поры Танюшка и стала мастерицей. Танюшкино рукоделье на моду пошло. Не то что в заводе аль в нашем городе, по другим местам про неё узнали, заказы посылают и деньги платят немалые.
Только тут беда их и пристигла — пожар случился. Шкатулку, однако, Настасья выхватить успела.
На другой день и говорит: «Видно, край пришёл — придётся продать шкатулку». — Танюшка украдкой на пуговку поглядела, а там зеленоглазая маячит — пущай продают. Горько стало Танюшке, а что поделаешь?
В ту пору в Полевую приехал новый приказчик с женой. Его Паротей прозвали. Паротина жена и прослышала — шкатулку продают. – «Дай-ко,- думает,— посмотрю, может, всамделе стоющее что».
Прикатила она к Настасье. Настасья достала шкатулку, показывает. У Паротиной бабы и глаза забегали. «Что же это, — думает, — такое? У самой царицы эдаких украшениев нет, а тут на-ко — в Полевой, у погорельцев!» — «Сколько, — спрашивает, — просишь?» — Настасья говорит: «Две бы тысячи охота взять».
Барыня тут же отдала деньги, подхватила шкатулку и айда домой.
Как приехала, сразу покупку примерять стала. Подбежала к зеркалу и первым делом наголовник пристроила.— Ой, ой, что такое! — Терпенья нет — крутит и дерёт волосы-то.
Серьги надела — чуть мочки не разорвало. Палец в перстень сунула — заковало, еле с мылом стащила. – «Что за штука? Надо в город ехать, мастеру показать. Подгонит как надо».
Мастер старый-престарый, а по своему делу дока. Оглядел шкатулку, спрашивает, у кого куплено. Барыня рассказала. – «Не возьмусь,— говорит,— что хошь давайте».
Барыня побежала к другому мастеру. — «Знаю, — говорит другой, — в каком месте шкатулка делана, и про мастера много наслышан. На одного кого тот мастер подгоняет, другому не подойдёт, что хошь делай».
Барыня поняла — неладно дело, боятся кого-то мастера. Припомнила, что Настасья сказывала, будто дочка любила эти уборы на себя надевать. «Не по ней ли подгонялись? Вот беда-то!»
Весной приехал на заводы молодой барин Турчанинов. Прослышал барин про шкатулку и купил за неслыханную цену у жены Пароти. Велел он позвать Танюшку.
Как вошла Танюшка в комнату, сразу узнала того зайца, которого она видела в малахитовом дворце. Перед этим зайцем шкатулка — отцово подаренье.
— «Зачем звали?» — спрашивает Танюшка. – «Ваши камни?» — «Были наши, теперь вон ихние»,— и показала на Паротину жену. — «Мои теперь,— похвалился барин.— Хошь, подарю обратно?» — «Отдаривать нечем». – «Ну, а примерить на себя ты их можешь?» — «Это,— отвечает Танюшка,— можно».
Взяла шкатулку, разобрала уборы и живо их к месту пристроила. Барин глядит и только ахает. Тут он при всех и говорит: «Выходи за меня замуж. Согласна?»
Поглядела Танюшка на пуговицу волшебную и говорит: «Слышала я, будто в царском дворце есть палата, малахитом тятиной добычи обделанная. Вот если ты в этой палате царицу мне покажешь — тогда выйду за тебя замуж».
Барин, конечно, на всё согласен. Сейчас же в Сам-Петер-бурх стал собираться и Танюшку зовёт. А Танюшка отвечает: «Уезжай теперь отсюда, а я осенью в Сам-Петербурх приеду, не сумлевайся».
Барин как домой приехал, давай по всему городу славить про камни и про свою невесту. Многим шкатулку-то показывал.
Слух про каменья да турчаниновсную невесту и до царицы дошёл. Она и говорит: «Пущай-ко Турчанинов покажет мне свою невесту».
Как раз Танюшка весточку прислала — тут она, живёт у такой-то вдовы на самой окраине. Барин к Танюшке,— дескать, приготовиться надо. – «О наряде не твоя печаль, жди меня у крылечка, во дворце»,— отвечает Танюшка.
Вот стали во дворец собираться. На лошадях все подъезжают, в шелках да бархатах. Турчанинов-барин спозаранку у крыльца вертится — невесту свою поджидает.
А Танюшка надела каменья, повязалась платочком по-заводски, шубейку свою накинула — и во дворец. А царские лакеи не пущают — не дозволено, говорят, заводским-то.
Турчанинов-барин издали Танюшку завидел, только ему перед своими-то стыдно, что его невеста пешком, да ещё в экой шубейке, он взял да и спрятался.
Танюшка тут распахнула шубейку, лакеи глядят — платье-то! У царицы такого нет! — сразу пустили.
А как Танюшка сняла платочек да шубейку, заиграли на ней каменья, все кругом ахнули: «Чья такая? Каких земель царица?»
А барин Турчанинов тут как тут. — «Моя невеста,» — говорит. Танюшка строго на него поглядела и говорит. — «Это ещё поглядим! Пошто ты меня обманул — у крылечка не дождался?»
Пошли они в палаты царские, куда было велено. Глядит Танюшка — не то место. Ещё строже спросила Турчанинова-барина: «Это ещё что за обман? Сказано тебе, что в ту палату, которая малахитом тятиной работы обделана!»
Царица вышла в комнату, куда назначено. Глядит — никого нет. Царицыны наушники и доводят — турчаниновсна невеста всех в малахитову палату увела.
Рассердилась царица, приходит в палату малахитову. Все ей кланяются, а Танюшка стоит — не шевельнётся. Царица и кричит: «Ну-ко, показывайте мне эту самовольницу — турчаниновсну невесту!»
Танюшка это услышала, говорит барину: «Это ещё что придумал! Я велела мне царицу показать, а ты подстроил меня ей показывать. Опять обман! Видеть тебя больше не хочу! Получи свои камни!»
С этим словом прислонилась к стене малахитовой и растаяла.
Про Танюшку с той поры ни слуху ни духу. Сказывали только, будто Хозяйка Медной горы двоиться стала: сразу двух девиц в малахитовых платьях люди видали.

Жанр: Для среднего школьного возраста.

© Студия «Диафильм», 1972.

Бажов Павел.
Художник: Маркин Вячеслав.
Сценарий: Мартынова Н..
Редактор: Семибратова Татьяна.
Художественный редактор: Морозов Александр.