Привередница
Нажмите для просмотра

Привередница

5
(1 голос)12345

Диафильм, 46 кадров Код для вставки:

365 просмотров Код для liveinternet.ru:

Жили-были муж да жена. Детей у них было двое – дочка Малашечка да сынок Ивашечка. Отец и мать в детях души не чаяли, совсем их избаловали. Малашечка испривередничалась так, что другой такой не то что в селе, а в городе не было! На ржаной хлеб и смотреть не хотела: ты подай ей пшеничного, сдобненького.
Вот раз понадобилось отцу с матерью в город ехать, и стали они Малашечку ублажать, чтобы за братиком смотрела, из избы его не пускала. Пряников обещали привезти, платочек да сарафан с дутыми пуговками. Пришли за Малашечкой подружки, поманили в коршуны поиграть, посадила она братца на травку да и заигралась…
Глядь, а брата и нет, и местечко, где сидел, остыло, только травка примята. Взвыла Малашечка, побежала куда глаза глядят брата искать. Бежала, бежала, набежала в поле на печь: «Не видела ли ты моего Ивашечку?» А печка ей говорит: «Девочка-привередница, поешь моего ржаного хлеба – так скажу». – «Стану я ржаной хлеб есть! Я у матушки да у батюшки и на пшеничный не гляжу»,— ответила Малашечка и побежала дальше. Бежала, бежала, увидела дикую яблоню и спрашивает кудрявую: «Не видела ли, куда братец Ивашечка делся?» А яблоня в ответ: «Девочка-привередница, поешь моего кислого яблочка – может, тогда и скажу!» — «Стану я кислицу есть! У нас садовых много, и то ем по выбору!» Побежала Малаша дальше и набежала на молочную реку, на кисельные берега. «Речка-река! Не видала ли ты братца Ивашечку?» А речка ей в ответ: «Девочка-привередница, поешь моего киселя с молочком, тогда дам весточку о брате»,— «Стану я есть твой кисель с молоком! Мне и сливки не в диво!»
Долго бежала Малашечка. Наткнулась на ежа и говорит: «Ежик, ежик, не видел ли ты моего братца?» — «Видел я стаю серых гусей, пронесли они на себе малого ребенка в красной рубашечке. «Ах, это и есть мой братец Ивашечка! Ежик, голубчик, скажи мне, куда гуси полетели?» Вот и стал еж ей рассказывать: что-де в этом дремучем лесу живет Яга-Баба, в избушке на курьих ножках; в послугу наняла она себе серых гусей, и, что она им прикажет, то гуси и делают.
Упрсила Малашечка ежика игольчатого довести ее сквозь темную чащу до избушки на курьих ножках. Привел ее ежик к старой избушке. Малашечка заглянула в отворенную дверь и видит: в углу на лавке Баба-Яга спит, а на прилавке Ивашечка сидит, цветочками играет.
Схватила она брата на руки да и вон из избы! А гуси-наемники чутки. Сторожевой гусь вытянул шею, гагакнул, поднял все стадо гусиное, а сам полетел Бабе-Яге докладывать. А Баба-Яга Костяна нога так спит, что с нее пар валит. Уж гучь ей в ухо кричит – не слышит! Рассердился щипун, щипнул Ягу в самый нос. Вскочила Баба-Яга, схватилась за нос, а серый гусь докладывает: «Баба-Яга Костяная нога! У нас неладно… Ивашечку Малашечка домой несет!» Тут Баба-Яга как расходилась: «Ах вы трутни дармоеды. Из чего я вас пою, кормлю! Подайте мне брата с сестрой!»
Полетели гуси вдогонку. Летят да друг с дружкой перекликаются. Заслышала Малашечка гусиный крик, подбежала к молочной реке, кисельным берегам. Низенько речке поклонилась и говорит: «Матушка река! Скрой, схорони меня от диких гусей!» А река ей в ответ: «Поешь наперед моего киселя с молоком». Усталая Малашечка в охотку поеда киселя и всласть напилась молока. «Так-то вас, привередниц, голодом учить надо,— говорит река. – Ну, садись под бережок». Малашечка села под бережок, река прикрыла ее зеленым тростником: гуси налетели, покружились над рекой и домой полетели.
Рассердилась Яга пуще прежнего и прогнала их опять за детьми. Гуси летят, меж собой перекликаются, а Малашечка прытче прежнего бежит. Подбежала она к дикой яблоне. «Матушка яблонька, укрой меня от беды неминучей!» А яблоня ей в ответ: «А поешь моего кислого яблока, может статься, и спрячу». Принялась девочка-привередница дикое яблоко есть, и показалось оно голодной Малаше слаще наливного садового яблочка. Взяла яблонька, обняла ветвями брата с сестрой и посадила их в середочку, в самую густую листву. Прилетели гуси, осмотрели яблоню – нет никого!
С тем к Бабе-Яге и вернулись. Как завидела она их, закричала, затопала: «Вот я вас, дармоедов! Все перышки ощиплю, на ветер пущу, самих живьем проглочу!» Испугались гуси, полетели назад. Летят да жалобно друг с дружкой перекликаются: «Ту-та, ту-та? Ту-та не-ту!»
Уже дело к вечеру, дикие гуси все ближе и ближе, а у девочки-привередницы ножки, ручки устали – еле плетется. Видит она – в поле печь стоит. «Матушка печь, укрой меня с братом от Бабы-Яги». – «То-то, девочка, слушать бы тебе отца-матери, в лес не ходить, брата не брать, сидеть дома да есть, что отец с матерью едят. Не привередничать! А пока – поешь моего ржаного хлебца». С радостью схватила хлеб Малашечка – и ну есть да братца кормить. «Такого хлеба я отроду не видела – словно пряник-коврижка!» Велела печь Малашечке скоренько влезть в устье да заслоном заслониться. А вокруг печки гуси летают, жалобно друг дружку спрашивают: «Ту-та, ту-та? Ту-та не-ту!»
Опустились гуси на землю. Что им теперь делать? В избушку воротится нельзя: хозяйка их живьем съест. «Разве вот что,— сказал вожак,— вернемся домой, в теплые земли,— туда Бабе-Яге доступа нет!» Гуси снялись с земли и полетели далеко-далеко, за синие моря. А Малашечка поблагодарила печь, схватила братца и побежала домой.
Отец с матерью все село исходили, каждого встречного о детях спрашивали. Никто не знает… Побрели они к лесной опушке. Тут на Малашечку с Ивашечкой и наткнулись. Малашечка во всем отцу с матерью повинилась и обещала вперед слушаться, не перечить, не привередничать… Как сказала, так и сделала.

Жанр: Детские, Народные сказки, Русские народные сказки.

© Студия «Диафильм», 1984.

Народная сказка.
Художник: Большакова Ирина.
Редактор: Семибратова Татьяна.
Художественный редактор: Дугин Владимир.