Спартанский шифр
Нажмите для просмотра

Спартанский шифр

0
(0 голосов)12345

Диафильм, 49 кадров Код для вставки:

461 просмотр Код для liveinternet.ru:

К сведению учителя.
Диафильм составлен по мотивам повести Д. Триза «Фиалковый венец». Действие происходит в древних Афинах в конце V в. до н. э., во время войны афинян со Спартой.
Объяснение слов:
1. Пан — бог леса.
2. Метеки — постоянно жившие в Афинах свободные греки, выходцы из других городов.
3. Палестра — место для занятий гимнастикой.
4. Стиль — палочка с заострённым концом. Ею пользовались при письме на покрытой воском табличке.
5. Еврипид — греческий драматург.

— «Вставай, Алексид! Сегодня ты не учишься! Вставай! Неужели забыл, какой сегодня день?» — Маленький Килик, фракиец-раб, теребил Алексида. – «Клянусь звёздами, сегодня же праздник Диониса!»
Алексид выбежал во внутренний дворик. Мать уже разбудила рабынь. Они укладывали в большую корзину припасы: сыр, орехи, медовые лепешки. Ведь представление в театре продлится весь день.
Леонт оглядел сына: «Поправь плащ, Алексид. Помни, благородного мужа всегда можно узнать по тому, как ниспадают складки его одежды. И не закладывай в театре ногу за ногу — так сидят только варвары».
Люди спешили в одном направлении. – «Пойдемте быстрее, а то все лучшие места займут»,— торопил Алексид. Леонт рассмеялся: «Это тебе не марафонский бег».— И всё же Килик с тяжёлой корзиной в руках едва поспевал за ними.
Они вступили на улицу, по обеим сторонам которой тянулись статуи знаменитых афинян и победителей Олимпийских игр. Как чудесно стать победителем или оказать Отечеству такие услуги, чтобы тебя почтили статуей!
Едва они заняли скамью в театре Диониса, как какой-то богатый юнец с длинными волосами по спартанской моде, надушенный, как женщина, направился и Леонту: «Это моё место! Тебе придется поискать другое!»
— «Юноша,— сказал Леонт,— хоть ты и носишь волосы как спартанец, но ты ведь афинянин и должен знать наши порядки. Кроме первого ряда, каждый может сидеть, где захочет». – «Да кто он такой? Чего он важничает?» — зашумели вокруг.
— Кто он такой? — Леонт усмехнулся.— Его зовут Гиппий. Он из аристократов. Знаю я этих молодчиков: денег у них хоть отбавляй, а на уме одно — спартанские порядки. Что-то они стали забывать, что у нас правит демос…
Жрец Диониса принёс жертву богу, а затем глашатай объявил: «Еврипид, сын Мнесарха, предлагает свою трагедию».— Представление началось.
Окружающее не существовало более для Алексида. Узкие подмостки и орхестра заменили весь мир. Актёры в масках и на котурнах были выше и величественнее простых людей. Они казались настоящими богами и героями…
Когда зрители начали расходиться, Алексид вскочил на скамью, встал в позу актёра и, подражая голосу Гиппия, воскликнул: «Что, чернь афинская, меня ты не узрела? Я Гиппий длиннокудрый! К лицу ль сидеть мне сзади!» — Он и не подозревал, какого опасного врага приобрёл.
В школе Алексид сидел рядом с Лукианом. Мальчики поклялись в вечной дружбе, как Ахилл и Патрокл. – «Как описывает Гомер восход солнца?» — спросил учитель Лисий. Алексид прочитал: «Гелиос с моря прекрасного встал и явился на медном своде небес…»
— «А вот философ Анаксагор,— сказал Лисий,— утверждал, что солнце — не бог Гелиос, а раскалённый шар, почти такой же большой, как вся Греция». – «Он был не в своём уме»,— процедил Лукиан. – «Кто знает, может быть, это не такая уж чепуха!» — задумчиво произнёс Алексид.
После школы мальчики забрели в густые заросли на берегу Илисса. – «Что это? Как будто флейта… Уж не сам ли это Пан?» — Лукиан побледнел. – «Интересно взглянуть на бога»,— весело заметил Алексид – «Да замолчи ты! На богов нельзя смотреть!»
— Ой! Там мелькнуло что-то белое… Алексид, если это нимфа, она превратит нас в зверей!..
— Пусти! Я хочу посмотреть! — Алексид раздвинул ветви, и «нимфа», сидевшая на траве, вскочила, взвизгнув, как обыкновенная девчонка.
Через минуту они уже сидели рядом. Девочку звали Коринной. Она недавно приехала в Афины. Мать её содержала харчевню. Нет, Коринне вовсе не нравилось в Афинах. Полноправные граждане с пренебрежением относились к ним, чужестранцам-метекам.
— Хотите, я открою вам тайну? Поклянитесь Зевсом, что никому не расскажете! — И Коринна показала на закрытый кустами вход в пещеру.
— «Да это настоящий тайник!» — «А что там написано?» — «Я не умею читать!» — «Хочешь, научу тебя»,— с радостью предложил Алексид.
— «Неужели ты думаешь видеться с нею?» — спросил Лукиан по дороге домой. – «А почему бы и нет?» — «Как почему? Она же чужестранка, живёт в харчевне, дочь метеков, грязная девчонка… Я никак не ждал…»
Не ждал Лукиан и звонкой пощёчины. Через минуту неразлучные друзья катались в пыли, яростно колотя друг друга.
Алексид возвращался домой затемно. Неожиданно луна осветила две фигуры. Гиппий тихо беседовал с человеком в низко надвинутой пастушеской шляпе. Гиппий — и простой пастух! Алексиду бросились в глаза крючковатый нос и острый подбородок незнакомца, который торчал, как медный таран триеры.
Наутро Алексид поспешил с этой новостью к Коринне. Оказалось, что девочка пошла к ваятелю Кефалу. – «Как он ни знаменит, не съест же он меня»,— и, преодолев робость, Алексид постучал в дом скульптора.
Удивительные пальцы Кефала, казалось, жили сами по себе и обладали собственным умом — так умело они мяли глину, придавая ей требуемую форму. На возвышении стояла Коринна.
— «Коринна! Нет, Артемида!» — невольно вырвалось у Алексида. – «Ты отгадал,— повернулся к нему скульптор.— Я леплю Артемиду-охотницу. Коринну же я выбрал моделью, так как она больше других похожа на то, что мне нужно».
В мастерской стояли статуи из мрамора и бронзы. – «Вот одно из моих лучших творений. Этот бюст должны были поставить на площади, но он так и остался у меня».— Алексид взволнованно осматривал бюст: кого он ему напоминает? Кого же?
— «Это главарь аристократов Магнет,— продолжал скульптор.— Он тайно призывал спартанцев уничтожить власть демоса в Афинах, и его под страхом казни изгнали навсегда из города».— Так вот с кем в темноте беседовал Гиппий!
Алексид намащивал своё тело маслом, когда в палестру вошёл отец. – «Сегодня пойдёшь со мной в суд. Там рассматривается дело об оскорблении богов». – «А кого судят, отец?» — «Учителя Лисия».
Пятьсот судей разместились на скамьях. Бледный от страха Лисий, окружённый плачущими детьми и женой, молил о пощаде. Ведь он только излагал взгляды Анаксагора. Судьи голосовали бобами: чёрный означал «виновен», белый – «не виновен». Учителя приговорили к штрафу.
Среди зрителей Алексид заметил Гиппия, который шумно выражал недовольство мягким приговором: «Теперь болтают много опасной чепухи. Следовало бы предавать казни этих смутьянов, совратителей молодёжи! Ничего, скоро мы доберёмся до них!»
Между тем, занятия в пещере продолжались. На этот раз Алексид захватил с собой восковую табличку и стиль, чтобы учить Коринну писать. Но урок не состоялся. Ребята, встревоженные, остановились перед входом в пещеру: «Здесь кто-то побывал!»
— Погоди-ка! Что это такое? — Алексид поднял узкую полосну ткани.— Здесь что-то написано. ЗВ МГАЕВИВЧ… Какая-то бессмыслица. Нет, эти буквы что-то означают. Только что?
— Я знаю, что это такое! Письмо на палочке. Так спартанцы передают тайные известия. Накручивают на палочку ткань, а потом пишут вдоль палочки, и, если полоску снять, все буквы перемешиваются.
— Эта палка не подходит. Попробуем другую…
— Смотри, что получилось: «ЗАВТРА ВЕЧЕРОМ В ДОМЕ ГИППИЯ»… Что же там произойдёт? Это надо во что бы то ни стало узнать!
Пир у Гиппия был в разгаре. Гости, по обычаю, возлежали на ложах. Рабы поставили столы с фруктами, миндалём, амфору с вином.
— Так наливайте же чаши, и пусть зазвучит музыка! — крикнул Гиппий. В зал вошли танцовщицы и флейтистки. Среди них была Коринна.
Гиппий переходил от одного гостя к другому. Они перебрасывались короткими фразами. Было заметно, что эти люди хорошо понимают друг друга. Коринна расслышала: «Он наверху, в спальне…»
Сняв сандалии, она бесшумно выскользнула из зала. Дверь спальни приоткрыта. Что там такое? Склад оружия… Мечи, щиты, копья, кинжалы… Какие-то люди…
— «Клянитесь,— призывал заговорщиков Магнет: — «Я буду врагом демоса и причиню ему столько вреда, сколько смогу!» Завтра падут головы его презренных вожаков». – «А мальчишку, сына Леонта, предоставьте мне!» — потребовал Гиппий.
— Что ты тут делаешь? Воровать вздумала? — один из рабов Гиппия заметил Коринну. Девочка бросилась по лестнице на крышу и смело кинулась в колючие объятия кипариса.
Оглушённая, вся в крови, она упала на землю. – «Алексид!» — Коринна чуть не заплакала от радости. – «Я бродил тут весь вечер… Что ты узнала?.. Так… Теперь надо скорее предупредить стратегов…»
Ещё не рассвело, когда вооружённые афиняне окружили дом Гиппия… Рухнули опасные планы заговорщиков-аристократов.
Народное собрание постановило: мальчику, спасшему родной город от заговорщиков, воздвигнуть статую, …а Коринне только выдать награду — она ведь была не из семьи полноправных граждан.

Жанр: Для среднего школьного возраста, Учебные.

© Студия «Диафильм», 1966.

Завадье А..
Художник: Максимов А..
Редактор: Чернина В..
Художественный редактор: Усайтис Л..