Сын гипнотизера
Нажмите для просмотра

Сын гипнотизера

0
(0 голосов)12345

Диафильм, 43 кадра Код для вставки:

160 просмотров Код для liveinternet.ru:

Он появился в нашей школе зимой, в декабре месяце, незадолго до зимних каникул.
А на городских заборах повисли огромные чёрно-красные афиши: «Зиновий Гордон. Психологические опыты». Это выступал его отец.
Вскоре наши ребята привыкли к «сыну гипнотизёра». Называли запросто Мишкой, делились в школьном буфете булочками, клянчили контрамарки.
Его попросили выступить в школьной самодеятельности. Он поднялся на сцену и очень спокойно, почти равнодушно показал серию сногсшибательных фокусов.
А однажды на большой перемене он поднял такой переполох, какого ещё не бывало в школе. Я увидел его на лестнице пятого этажа. Только не на ступеньках, а на перилах…
Скользящим шагом, легко, играючи, двигался он по узенькому поручню. Я боялся окликнуть его, и все кругом тоже боялись, тоже замерли испуганно…
— Волноваться нечего,— отчётливо сказал Миша.— Меня тренирует отец. И для тренированного гимнаста пройти по перилам — сущий пустяк.
Я побывал на выступлениях Гордона-старшего. Это были великолепные по выдумке и выполнению фокусы. Психологические опыты. Он отгадывал цифры и мысли, усыплял зрителей. Он творил чудеса на сцене…
Во втором отделении он рассказывал о сути гипноза, повторял свои фокусы и опыты и тут же раскрывал их секреты.
Он разрушал блистательный дворец созданных им иллюзий, а у зрителей не было разочарования, потому что всё, что показывал Гордон-старший, оборачивалось гимном человеку, прославляло его могущество.
…В зимние каникулы мы с шестиклассниками отправились на лыжную прогулку.
Вышли к реке, и Славка Шепелев, наш лучший лыжник, закричал, что надо покататься с обрыва. Тут был особенный обрыв — отвесная снежная стена.
— Мишка, давай сюда! Тут очень здорово! — кричал Славка сверху. Ему и в голову не пришло, что Гордон побоится съехать с обрыва.
А Мише, вечно странствовавшему с отцом, вероятно, редко доводилось вставать на лыжи. Он очень старался не отстать от ребят, и ещё хотел, чтобы этого не заметили.
Славка всё кричал, и ребята слышали этот крик и теперь смотрели на Мишу. – «Пожалуй, не стоит ехать…» — сказал я.
Но Миша стал взбираться. Мы следили снизу, как он поднимался на обрыв.
Наконец он встал около Славки. Тот сообразил, что знаменитый мальчик побаивается. Это было так невероятно, что простодушный Славка захихикал. – «Не езди, Мишк!.. Упадёшь ведь!»
Миша повернул голову и, твёрдо глядя в Славкины виновато-весёлые глаза, раздельно проговорил: «Ты сам упадёшь».
Славка ошалело вытаращился на Гордона, шагнул вперёд… И тут, «под руку», Миша опять настойчиво крикнул: «Упадёшь!»
Конечно, Миша не собирался гипнотизировать Славку по примеру отца. Просто ему надо было, чтобы Славка упал.
И растерявшийся Славка кувырнулся с обрыва…
Затем поехал Миша. Чутьё спортсмена подсказало ему, что надо пригнуться, сжаться в комок.
У него были великолепные горные лыжи с металлическими наконечниками, окованные острой стальной полосной. Они могли резать лёд.
Где-то на середине обрыва Миша вскинул руку к слезящимся от ветра глазам, потерял равновесие, качнулся…
И всё-таки устоял! Теперь он мчался вперёд, ничего не слыша от собственного ликующего крика. А дальше произошло страшное…
Внизу под обрывом катались на санках деревенские ребятишки.
Маленькая девочка лет шести, вся круглая от бесчисленных одёжек, барахталась в снегу. Она не замечала Мишу, а он летел прямо на неё.
Мы закричали. Два десятка голосов как будто слились в общий отчаянный крик. Но Гордон-младший не слышал.
Когда между девчонкой и острыми наконечниками лыж оставалось метров пять. Славка кинулся наперерез.
Он упал, подтянулся в последнем рывке — и заслонил собою девчонку…
Горные лыжи встали на ребро, подняв кверху два белых шипящих крыла.
Миша остановился над замершим Славной, над испуганной девчонкой… И засмеялся.
Мы подбежали к ним, ещё не веря в счастливый исход, ещё не успев опомниться.
А на Славкином лице почему-то были гнев и отвращение. Может быть, он завидовал Гордону? Славка даже занёс руку, чтобы ударить… – «Шепелев!» — строго крикнул я.
Месяца через два Гордоны уехали. Мы шли со Славкой мимо опустевших заборов, где трепыхались клочья чёрно-красных афиш.
— «А ведь Мишка слышал, когда ему кричали… — сказал вдруг Славка.— Помните? Он ехал, и всё глазами примерялся, когда затормозить…» — «Что ты, Слава… Не может быть!»
— «Точно говорю. Он ехал и всё оттягивал, чтобы в последнюю минуту остановиться». – «Чтобы эффектней получилось?» — «Ну да. Чтобы мы ахнули…»
— «А зачем же ты девчонку прикрыл? Если всё понарошку?» — «Да как же? Он едет, а я — стой и гляди?! Мало ли, что могло случиться…»
Славка об этом никому больше не рассказывал. А я теперь часто вспоминаю Гордона-старшего, который на эффектной сцене выглядел прежде всего человеком, и Гордона-младшего, который в жизни хотел выглядеть маленьким эффектным актёром. Разумеется, он когда-нибудь всё поймёт. Но не будет ли поздно?

Жанр: Для среднего школьного возраста.

© Студия «Диафильм», 1967.

Шим Эдуард.
Художник: Смехов Л..
Редактор: Семибратова Татьяна.
Художественный редактор: Усайтис Л..